Игра
Новый Веган
Генофонд
Мы вместе
Финансы
Библиотека
Форум

Михаил Харитонов

Дракон XXI

Пьеса в трёх действиях

1   2   3

Действие 1

Просторная, уютная кухня, очень чистая, с большим очагом в глубине. Пол каменный, блестит. Перед очагом на кресле дремлет кот.

ЛАНЦЕЛОТ (входит, оглядывается, зовёт): Господин хозяин! Госпожа хозяйка! Живая душа, откликнись! Никого...

КОТ: Вообще-то здесь есть я.

ЛАНЦЕЛОТ (вздрагивает, смотрит по сторонам, наконец, замечает кота): А, говорящий кот! Я опять попал в сказочное королевство. Ох, до чего же мне надоели такие места.

КОТ: Позвольте поинтересоваться, почему?

ЛАНЦЕЛОТ (садится в хозяйское кресло, вытягивает ноги к огню): Потому что в них всё ненастоящее. Как-то давно, в самом начале карьеры, я побывал в одном очень распонтованном герцогстве, где нужники отливали из золота, а изумрудами мостили улицы... Ну, я не удержался, сунул кое-что себе в мешок. И только я дёрнул через границу, как все сокровища превратились в...

КОТ: Не надо грязи...

ЛАНЦЕЛОТ: Вот именно в неё... А в другом королевстве я пробовал наладить экспортно-ориентированное производство. Делать из тыкв шестисотые "мерседесы". Комплектующие, между прочим, завёз родные.

КОТ: Какие комплектующие?

ЛАНЦЕЛОТ: Тыквы.

КОТ: Ну и как?

ЛАНЦЕЛОТ: Местные феи делали тачки на уровне. Ездили они, правда, часа четыре, а потом...

КОТ: Об этом ты мог бы прочесть в любой сказке. Колдовские чары - вещь непрочная.

ЛАНЦЕЛОТ (самодовольно): Хотя нескольких лохов я таким образом обул. Наварил, конечно, кой-чего. Но всё равно это не бизнес. Когда я попытался проделать такой же трюк с модными тряпками, меня крупно кинули. А я уже было собирался открыть эксклюзивный бутик.

КОТ: Неужели кто-то догадался?

ЛАНЦЕЛОТ (неохотно): Нет... Раньше. Видишь ли, меня вывели на каких-то хмырей, которые представились королевскими портными.

КОТ: Это которые делали волшебную ткань для голого короля?

ЛАНЦЕЛОТ: Они самые.

КОТ: Ну, это известные проходимцы.

ЛАНЦЕЛОТ (тяжело вздыхая): И так всегда. В этих сказочных королевствах всё с каким-нибудь подвохом.

КОТ: В таком случае, что ты собираешься делать?

ЛАНЦЕЛОТ: Искать работу.

КОТ: Но, если я правильно понял, тебя интересует оплачиваемая работа?

ЛАНЦЕЛОТ: Я же не говорю, что в сказочных королевствах совсем нечего ловить. Просто надо иметь дело с конкретными людьми. Как правило, у любого сказочного чиновника есть небольшой счёт в реальном швейцарском банке.

КОТ (заинтересованно): Тут что-то не так. Ведь сказочные королевства ничего не производят на экспорт. Разве что фейерверки и хлопушки... это у нас покупают. Но на них много не заработаешь.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну и что?

КОТ: Как что? Откуда же тогда у сказочных чиновников настоящие деньги?

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): А то ты не знаешь?

КОТ: Откуда? Я простой кот, и никогда не состоял на государственной службе...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну как тебе объяснить... (загибает пальцы). Во-первых, оффшоры. Половина сказочных королевств - это оффшорные зоны. Во-вторых, транзит. Через сказочные королевства много чего везут. В-третьих, контрабанда...

КОТ (недоумённо): Подожди... А зачем что-то везти через сказочное королевство? Ведь это же очень-очень далеко.

ЛАНЦЕЛОТ (привстав, пододвигает кресло поближе к огню): Как тебе сказать... Во-первых, везут-то не на самом деле, а по бумагам. Есть такая вещь, как таможня...

КОТ: Что значит "везут по бумагам"? Это какая-то магия?

ЛАНЦЕЛОТ (устраиваясь поудобнее): Типа того... Нет, постой, я всё-таки чего-то не понимаю. Ведь такие вещи у вас должна знать каждая собака.

КОТ (возмущённо фыркает).

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извини, мужик. Всё время забываю про эти ваши межнациональные разборки. Я-то сам без предрассудков. Работаю со всеми. И с собаками, и с котами, и с чёртом лысым. И, кстати, ничего не имею против котов. Помню, в одном королевстве был такой, из ваших. На тебя похож, только в сапогах. Конкретно решал вопросы.

КОТ (успокаиваясь): Ты только не думай, я не расист. Просто не люблю собак. То есть среди них, конечно, попадаются нормальные... но...

ЛАНЦЕЛОТ: Эльфы вот тоже говорят, что среди людей попадаются нормальные, но...

КОТ: Что-то не припомню, чтобы люди загнали хоть одного эльфа на дерево. Или бок ему подрали. Или разорвали в клочья чьих-нибудь детей.

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Так всё-таки - как у вас делаются дела? Раз уж я здесь...

КОТ: Какие дела?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, что у вас тут есть? Оффшор? Контрабанда? Отмывание денег? Наркотики? Бордели для извращенцев? Должны же ваши крутые ребята с чего-то жить?

КОТ (задумчиво): Знаешь, у нас это всё как-то не принято. Здесь в основном капуста.

ЛАНЦЕЛОТ: Вот я про капусту и спрашиваю. Про зелень.

КОТ: У нас белокочанная. Очень вкусная, говорят. Я, правда, не ценитель. Я больше молочко люблю. Ну, или печёночку. У нас ещё куры есть И индюки.

ЛАНЦЕЛОТ: Какие индюки? Я про бабло...

КОТ: Про что?

ЛАНЦЕЛОТ (тяжело вздыхая): Кот, ты меня конкретно утомил. Я про деньги.

КОТ: Деньги? У нас тут в ходу магические фанты. Вряд ли они тебя заинтересуют. Правда, они очень красивые. Их рисуют лучшие художники королевства...

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): На хрен мне ваши местные бумажки! Я по мягким валютам не работаю. Ты мне скажи, кто у вас тут ведёт настоящий бизнес?

КОТ: М-м-м... Судя по тому, что ты говорил... да наверное, никто.

ЛАНЦЕЛОТ (сдерживаясь): Ну как это никто?

КОТ: У нас тут всё тихо, мирно. А все эти дела, о которых ты говоришь... это же, наверное, всё очень рискованно и незаконно?

ЛАНЦЕЛОТ (откидывается в кресле, смеётся): Да ты, котяра, честный лох! Рискует тот, кто не делится с начальством.

КОТ (недоумённо): С начальством? То есть с господином драконом?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да, с господином дра... (Осекается). Что-о? Как ты сказал?

КОТ: С господином драконом.

ЛАНЦЕЛОТ (ошеломлённо): Ни фига себе! Ты серьёзно? У вас тут дракон?

КОТ: А что в этом удивительного? Он живёт у нас уже четыреста лет.

ЛАНЦЕЛОТ (потирая руки): Не могу поверить... Дракон! Прелестно!

КОТ: Не понимаю, чему ты так радуешься.

ЛАНЦЕЛОТ: Видишь ли, я профессиональный герой.

КОТ: Герой? Что-то такое припоминаю... Когда я жил в другом королевстве...

ЛАНЦЕЛОТ: Так ты эмигрант?

КОТ: Беженец.

ЛАНЦЕЛОТ: А от чего может бежать кот?

КОТ (мрачно): Есть ещё такое неизжитое явление. Геноцид называется.

ЛАНЦЕЛОТ: Мои соболезнования.

КОТ: Ничего, ничего. Так в том королевстве был один герой. Раньше, кажется, работал в какой-то немецкой фирме... Что-то такое шил.

ЛАНЦЕЛОТ: А, Храбрый Портняжка... Ну, это же трикстер.

КОТ: Что-что?

ЛАНЦЕЛОТ: Извини. Профессиональная терминология. Все герои делятся на светлых, тёмных, и трикстеров. Светлые герои творят добро. Тёмные, они же злодеи, совершают зло. А трикстеры берутся и за то, и за другое, смотря по обстоятельствам. Ну, это как белые, чёрные, и серые маги. Понял?

КОТ: Интересно... А ты сам из каких?

ЛАНЦЕЛОТ: Я светлый. Сейчас таких почти не осталось.

КОТ (обеспокоенно): Неужели все подались в злодеи?

ЛАНЦЕЛОТ: Наоборот. Очень большая конкуренция. Я-то работаю по старинке, а эти...

КОТ: Кто именно?

ЛАНЦЕЛОТ: Общественные организации всякие. "Гринпис", например...

КОТ (злобно шипит).

ЛАНЦЕЛОТ: Что это с тобой?

КОТ: Не люблю зелёных пиписек.

ЛАНЦЕЛОТ: Кажется, среди вашего брата они популярны.

КОТ (неохотно): Мне пришлось эмигрировать сюда именно из-за них.

ЛАНЦЕЛОТ (недоумённо): Я не очень расположен к этим ребятам, но вам-то они чем не угодили? В конце концов, они защищают твоё право на жизнь. Тебе же не хочется, чтобы из тебя сделали шапку?

КОТ (уныло): Мне вообще не хочется, чтобы из меня что-то делали. Но, видишь ли, в том королевстве, откуда я родом, они почему-то стали очень влиятельны. И они запретили делать шапки из кого бы то ни было. В том числе и из собак...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну так это логично.

КОТ: В результате бродячие собаки расплодились так, что съели всех кошек. Мою семью в том числе. Я еле ушёл.

ЛАНЦЕЛОТ: Очень жаль. Издержки гуманизма.

КОТ: Да ладно, что уж теперь-то. Главное, что здесь их нет.

ЛАНЦЕЛОТ: Как это нет?

КОТ: Господин дракон запретил деятельность "Гринписа" на территории королевства. Поэтому я сюда и перебрался.

ЛАНЦЕЛОТ (присвистывая): Вот так вот взяли и запретил? О как! Просто великолепно!

КОТ: Вот и я так думаю.

ЛАНЦЕЛОТ (оживлённо): А свобода прессы?

КОТ: Пресса? Ну да. У нас выходит газета "Вечерний Дракон". В первый четверг каждого месяца. Четыреста лет назад, говорят, она выходила чуть ли не каждый день. Но писать-то не о чем. У нас тут тихо. Ничего не происходит. Ну разве что капуста не уродится.

ЛАНЦЕЛОТ: А что же вы читаете?

КОТ: Книжки всякие. Я, например, люблю александрийскую поэзию. Очень вдохновляющее чтение. А уж как на кошечек действует... (закатывает глаза)

ЛАНЦЕЛОТ: Да тут у вас просто какой-то заповедник тоталитаризма! Как хорошо, что я до вас добрался первым. (Деловым тоном): Сколько у него голов?

КОТ: У кого?

ЛАНЦЕЛОТ: У дракона, разумеется.

КОТ: У дракона-то? Три.

ЛАНЦЕЛОТ: Порядочно. А лап?

КОТ: Четыре.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, это терпимо. С когтями?

КОТ: Да. Пять когтей на каждой лапе. Каждый коготь с олений рог.

ЛАНЦЕЛОТ: Серьезно? И острые у него когти?

КОТ: Как ножи.

ЛАНЦЕЛОТ: Так. Ну а пламя выдыхает?

КОТ: Да.

ЛАНЦЕЛОТ: Настоящее?

КОТ: Леса горят.

ЛАНЦЕЛОТ: Ага. В чешуе он?

КОТ: В чешуе.

ЛАНЦЕЛОТ: И, небось, крепкая чешуя-то?

КОТ: Основательная.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну а все-таки?

КОТ: Алмаз не берет.

ЛАНЦЕЛОТ: Так. Представляю себе. Рост?

КОТ: С церковь.

ЛАНЦЕЛОТ: Ага, все ясно. Ну, спасибо, кот.

КОТ: Я что-то не понимаю, зачем тебе всё это.

ЛАНЦЕЛОТ: Мне нужно знать тактико-технические характеристики противника.

КОТ (в недоумении): Какого противника? Господина дракона?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да.

КОТ (в ещё большем недоумении): То есть ты собираешься на него напасть?

ЛАНЦЕЛОТ: Просто хотелось бы знать детали. Мало ли что. В конце концов, я же герой. И обязан бороться со злом.

КОТ (совсем ничего не понимая): А что он сделал тебе плохого?

ЛАНЦЕЛОТ: Ничего. Я о нём впервые слышу.

КОТ (задумчиво): Ага... Ты, наверное, хочешь захватить власть?

ЛАНЦЕЛОТ: Ещё чего не хватало! У вас же тут, сам говоришь, одна капуста.

КОТ: Тогда зачем? Ты ведь, насколько я понимаю, человек практический? Учти, в государственной казне есть только фанты. И волшебные драгоценные камни. Мы ими украшаем дома на праздники. Плюс двести тридцать три доллара, четыре марки, и одна швейцарская крона экстренных государственных резервов. Но ты же не будешь сражаться с господином драконом из-за такой суммы?

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): А откуда ты знаешь о состоянии госрезервов?

КОТ: Господин Главный казначей ежемесячно отчитывается в состоянии казны. В газете "Вечерний Дракон".

ЛАНЦЕЛОТ: И ты веришь казначею?

КОТ: А кому же тогда верить? Господин Главный казначей - самый честный человек в городе. Он до того честен, что не позволяет делать в хранилище ценностей влажную уборку.

ЛАНЦЕЛОТ: Почему?

КОТ: По инструкции, всё, что находится в хранилище, является священной и неприкосновенной собственностью королевства и лично господина дракона. В том числе и пыль. Поэтому, если оттуда нужно достать какую-то вещь, он сначала лично снимает с неё все пылинки, пересчитывает, составляет опись, после чего кладёт в несгораемый шкаф. А потом, когда вещь возвращается, сверяется с описью и раскладывает их по местам.

ЛАНЦЕЛОТ (заинтересованно): И в том же порядке?

КОТ (подумав): Наверное, всё-таки нет. В инструкции об этом ничего не сказано. И вообще, нельзя же доводить принципы до идиотизма, правда?

ЛАНЦЕЛОТ: Вот эта мысль мне нравится.

КОТ (настойчиво): И всё-таки, зачем тебе сражаться с драконом? Тебе же от этого никакой выгоды.

ЛАНЦЕЛОТ: Я не говорил, что обязательно буду драться. Я только рассматриваю возможности. (Наставительно): Не надо давать советы профессионалу. Я же тебе сказал, что я профессиональный делатель добра. И уж, наверное, умею заколачивать на этом свои бабки?

КОТ: Но всё-таки, каким образом?..

ЛАНЦЕЛОТ: Об этом потом. Я ещё не всё понимаю в ситуации. Но будь спокоен, мой пушистый друг, я себя не обижу.

КОТ (нервно): Встаньте. Да встаньте же с кресла!

ЛАНЦЕЛОТ: Что случилось?

КОТ: Они идут. Тише. Здравствуйте! Давайте ужинать, дорогие мои друзья.

Входят ЭЛЬЗА и ШАРЛЕМАНЬ.

Шарлемань - благообразный господин с седой бородой, одет старомодно, но элегантно. ЭЛЬЗА - хмурая, очень некрасивая девица с ненормально бледным лицом. Одета кое-как, на лице следы косметики. Видно, что она скверно себя чувствует, но старается держать себя в руках.

ЛАНЦЕЛОТ: Здравствуйте, добрый господин и прекрасная барышня.

ШАРЛЕМАНЬ: Здравствуйте, молодой человек.

ЛАНЦЕЛОТ (галантно): Ваш дом смотрел на меня так приветливо, и ворота были открыты, и в кухне горел огонь, и я вошел без приглашения. Простите.

ШАРЛЕМАНЬ: Не надо просить прощения. Наши двери открыты для всех.

ЭЛЬЗА: Садитесь, пожалуйста. Дайте мне вашу шляпу, я повешу ее за дверью. Сейчас я накрою на стол... Что с вами?

ЛАНЦЕЛОТ (сдержанно): Ничего. (Пристально смотрит на Эльзу.)

ЭЛЬЗА: Мне показалось, что вы... испугались меня.

ЛАНЦЕЛОТ: Нет, нет... Это я просто так.

ШАРЛЕМАНЬ: Садитесь, друг мой. Я люблю странников. Это оттого, вероятно, что я всю жизнь прожил, не выезжая из города. Откуда вы пришли?

ЛАНЦЕЛОТ: С юга.

ШАРЛЕМАНЬ: И много приключений было у вас на пути?

ЛАНЦЕЛОТ: Ах, больше, чем мне хотелось бы.

ЭЛЬЗА: Вы устали, наверное. Садитесь же. Что же вы стоите.

ЛАНЦЕЛОТ: Спасибо.

ШАРЛЕМАНЬ: У нас вы можете хорошо отдохнуть. У нас очень тихий город. Здесь никогда и ничего не случается.

ЛАНЦЕЛОТ: Никогда?

ШАРЛЕМАНЬ: Никогда. На прошлой неделе, правда, был очень сильный ветер. У одного дома едва не снесло крышу. Но это не такое уж большое событие.

ЭЛЬЗА: Вот и ужин на столе. Пожалуйста. Что же вы?

ЛАНЦЕЛОТ: Простите меня, но... Вы говорите, что у вас очень тихий город?

ЭЛЬЗА: Конечно.

ЛАНЦЕЛОТ: А... а дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Ах, это... Но ведь мы так привыкли к нему. Он уже четыреста лет живет у нас.

ЛАНЦЕЛОТ: Простите, еще только один вопрос. Неужели никто не пробовал драться с ним?

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем?

Эльза достаёт сигарету и закуривает.

ЛАНЦЕЛОТ: То есть как это зачем? Вас не возмущает тот факт, что вами правит это чудовище?

ШАРЛЕМАНЬ: А кто нами должен править?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, я не знаю... но не дракон же! По крайней мере, это должен быть человек, а не ящерица.

ШАРЛЕМАНЬ: Простите за некорректный вопрос, но... вы расист?

ЛАНЦЕЛОТ (поспешно): Ну что вы! Я лично убил девяноста девять расистов разных национальностей, и ищу сотого, чтобы сравнять счёт.

ШАРЛЕМАНЬ (подозрительно): Надеюсь, вы не собираетесь это делать в нашем городе?

ЛАНЦЕЛОТ: А что?

ШАРЛЕМАНЬ: Видите ли, у нас тут очень спокойно. Люди привыкли, расслабились. Если кто-нибудь начинает буянить, приезжает пожарная команда.

ЛАНЦЕЛОТ (профессиональным тоном): И сколько в ней пожарников?

ШАРЛЕМАНЬ: Двое. Но ведь с двумя-то вы легко справитесь?

ЛАНЦЕЛОТ (тоном компетентного человека): Норматив профессионального героя - одним махом семерых побивахом.

ШАРЛЕМАНЬ (извиняющимся тоном): Я это к тому, что, если вы начнёте кого-нибудь убивать, и пожарные не справятся, то придётся побеспокоить господина дракона. А он - человек... то есть, э-э-э, существо... старой закалки. Может съесть.

ЛАНЦЕЛОТ: Дракон? Он-то мне и нужен.

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем, если не секрет? Впрочем, это не моё дело. Я могу записать вас к нему на приём. Господин дракон непременно найдёт время побеседовать с вами. Он чрезвычайно деликатен.

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): Господин дракон то, господин дракон сё... Душечка такая... Неужели он популярен? Впрочем, если на него работают толковые пиарщики... Кто-нибудь знает, какой у него рейтинг? Хотя о чём я спрашиваю, у вас же диктатурка, независимых социологов днём с огнём не найдёшь... У вас опросы общественного мнения хотя бы проводятся?

КОТ: Простите, что?

ЛАНЦЕЛОТ (с досадой в голосе): Понятно, не проводятся.

КОТ: А что это такое?

ЛАНЦЕЛОТ: Я как-нибудь потом объясню на доступном уровне.

ШАРЛЕМАНЬ: Признаться, и я тоже не понял, о чём идёт речь.

ЛАНЦЕЛОТ (терпеливо): Ну как сказать... Вот вы читаете газету, про очередные подвиги вашего дракона...

ШАРЛЕМАНЬ: Какие подвиги?

ЛАНЦЕЛОТ (столь же терпеливо): Ну, или свершения... Что он там у вас делает на благо родины и народа?

ШАРЛЕМАНЬ (недоумённо): В последнее время - вроде бы ничего. Ничего ведь не происходит. Зачем же господину дракону беспокоиться?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну должен же он как-то поддерживать свою популярность?

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем?

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Всё-всё-всё, больше не надо. Ох, как я ненавижу разговаривать о делах с лохами. Сами путаются, и меня путают. Хорошо, зайдём с другой стороны. Что хорошего вам сделал дракон? Конкретно, факты?

ШАРЛЕМАНЬ: Ну, если припомнить... Когда нашему городу грозила холера, он по просьбе городского врача дохнул своим огнем на озеро и вскипятил его. Весь город пил кипяченую воду и был спасен от эпидемии.

ЛАНЦЕЛОТ: Давно это было?

ШАРЛЕМАНЬ: О нет. Всего восемьдесят два года назад. Но добрые дела не забываются.

ЛАНЦЕЛОТ: Фу, какой дешёвый популизм. Это я говорю как специалист по добрым делам.

ШАРЛЕМАНЬ (сдержанно): Вам, наверное, виднее.

ЛАНЦЕЛОТ: А что он еще сделал доброго?

Эльза берёт сигарету, закуривает.

ШАРЛЕМАНЬ: Он избавил нас от цыган.

ЛАНЦЕЛОТ: Но цыгане - очень милые люди.

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Какой ужас! Я, правда, в жизни своей не видал ни одного цыгана. Но я еще в школе проходил, что это люди страшные.

ЛАНЦЕЛОТ: Но почему?

ШАРЛЕМАНЬ: Это бродяги по природе, по крови. Они - враги любой государственной системы, иначе они обосновались бы где-нибудь, а не бродили бы туда-сюда. Они воруют детей. Они проникают всюду. Теперь мы вовсе очистились от них, но еще сто лет назад любой брюнет обязан был доказать, что в нем нет цыганской крови.

ЛАНЦЕЛОТ: Кто вам рассказал все это о цыганах?

ШАРЛЕМАНЬ: Наш дракон. А разве они не воруют?

ЛАНЦЕЛОТ: Допустим, воруют. Ну и что? Какое это имеет значение? Вы что, расист?

ШАРЛЕМАНЬ: Нет, что вы! Но ведь воровать, особенно детей... это ужасно.

ЛАНЦЕЛОТ: Вы так думаете?

ШАРЛЕМАНЬ: Конечно. А как же ещё?

ЛАНЦЕЛОТ (наставительно): То, что вы называете "кражей" - это национальной обычай, неотъемлемая часть цыганской культуры...

Эльза берёт сигарету, закуривает. В дальнейшем она курит непрерывно.

ШАРЛЕМАНЬ: Простите, но вот вы же сами говорите - неотъемлемая... То есть, получается, они всегда будут воровать?

ЛАНЦЕЛОТ: Конечно.

ШАРЛЕМАНЬ: Тогда господин дракон поступил с ними совершенно правильно.

ЛАНЦЕЛОТ: А что он конкретно сделал?

ШАРЛЕМАНЬ: Я не помню точно. Сколько-то выгнал, а самых нахальных - съел.

ЛАНЦЕЛОТ: То есть имел место акт геноцида. Поня-ятненько...

ШАРЛЕМАНЬ: Наверное, да... А что, это плохо?

ЛАНЦЕЛОТ: А ты спроси у своего дружка. Кот, как ты относишься к геноциду?

КОТ (злобно шипит).

ЛАНЦЕЛОТ: Сам видишь...

ШАРЛЕМАНЬ: Но ведь коты не воруют детей?

ЛАНЦЕЛОТ (язвительно): Ну да. Они их иногда едят. Маленьких пушистых котяточек. Что, кот, воротишь морду? Бывают у вас такие прискорбные явления?

КОТ (злобно шипит).

ШАРЛЕМАНЬ: Но они же едят своих детей, а не наших, правда?

ЛАНЦЕЛОТ (дожимая): А собаки иногда кусаются. И детей тоже кусают. Что ж теперь, из-за этих отдельных фактов уничтожать всех собак, а?

КОТ (тихо): Хорошая мысль...

ШАРЛЕМАНЬ (растерянно): Я не понимаю, зачем вы всё это говорите. Это же... это всё неправильно. Вы же сами в это не верите. Скажите мне, неужели вам и в самом деле так нравятся цыгане? Вы их действительно считаете очень милыми людьми?

ЛАНЦЕЛОТ: Во что я верю, это моё личное дело. Насчёт цыган... н-да, в некоторых ситуациях предпочитаю держаться от них подальше. Но это моё личное дело, и это мой личный выбор. Я же их не ел и никуда не изгонял, не так ли?

ШАРЛЕМАНЬ: Но вы же странник, господин Ланцелот, вы всегда можете уйти, если вам что-то не нравится. А куда идти нам? И почему мы должны уходить, если к нам пришли цыгане? Пусть лучше уйдут они. Вот господин дракон и...

ЛАНЦЕЛОТ: Ваш господин дракон - обыкновенный военный преступник и массовый убийца. Это вам скажут в любой правозащитной организации. Что касается вас, то вас никто не спрашивает, нравятся ли вам цыгане или нет. Они такие же люди, как и вы, и имеют такие же права, как и вы.

ШАРЛЕМАНЬ (совершенно сбитый с толку): Но ведь они не такие же, как мы. Они воруют детей. И они бродят туда-сюда, и не слушаются никаких законов. И проникают всюду. Ведь это же всё правда?

ЛАНЦЕЛОТ (назидательно): Да, они другие. Но вы должны принимать других такими, каковы он есть, не навязывая им своих представлений о чём бы то ни было.

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Мы ничего никому не навязываем. Но ведь они воруют детей, господин Ланцелот. Нам очень не хочется, чтобы наши дети пропадали.

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): В таком случае надо лучше смотреть за своими детишками, а не устраивать геноцид! В конце концов, не выпускать их из дому... Мало ли как можно приспособиться.

ШАРЛЕМАНЬ: А почему должны приспособиться именно мы? Пусть приспосабливаются они, или пусть они куда-нибудь уйдут, где им будут рады.

ЛАНЦЕЛОТ: Это обычная логика всех фашистов, расистов и ксенофобов.

ШАРЛЕМАНЬ (просящим тоном): Мы ведь никому не мешаем, никому не угрожаем. Мы просто хотим жить спокойно. Что же в этом плохого, господин Ланцелот? Ведь это же можно - жить спокойно. А вы говорите такие ужасные вещи...

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Как я уже сказал, это логика фашиствующего мелкого обывателя, латентного расиста и ограниченного ксенофоба. Ладно, всё, хватит, сменим тему. Что он ест, ваш дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Город наш дает ему тысячу коров, две тысячи овец, пять тысяч кур и два пуда соли в месяц. Летом и осенью сюда еще добавляется десять огородов салата, спаржи и цветной капусты.

ЛАНЦЕЛОТ: Он объедает вас!

ШАРЛЕМАНЬ: Нет, что вы! Мы не жалуемся. А как же можно иначе? Пока он здесь - ни один другой дракон не осмелится нас тронуть.

ЛАНЦЕЛОТ (самодовольно): Да другие-то, по-моему, все давно перебиты.

ШАРЛЕМАНЬ (с надеждой в голосе): А вдруг нет? Уверяю вас, единственный способ избавиться от драконов - это иметь своего собственного... Довольно об этом, прошу вас. Лучше вы расскажите нам что-нибудь интересное.

ЛАНЦЕЛОТ (ощущая себя хозяином положения): Э, нет. Так просто вы не отделаетесь. Сдаётся мне, не всё у вас так благостно... А как тут у вас обстоят дела со здоровьем нации? (Пристально смотрит на Эльзу). Экая у барышни нездоровая бледность лица... И ещё кое-что. Симптомчики-то узнаваемые.

ШАРЛЕМАНЬ (скороговоркой): Умоляю вас, не надо об этом.

ЛАНЦЕЛОТ (тихо): Какая стадия?

ШАРЛЕМАНЬ (неожиданно спокойно): Уже конец.

ЛАНЦЕЛОТ: Мне очень жаль.

ШАРЛЕМАНЬ: Вы ведь это поняли с самого начала. Когда увидели Эльзу.

ЛАНЦЕЛОТ: Да-да. Ужасная вещь. А как, э-э-э... ну вы понимаете, о чём я?

ШАРЛЕМАНЬ: Господин дракон считает, что это отчасти и его вина. Но этот иностранец выглядел так прилично... Ну вот прямо как вы, господин Ланцелот, простите за сравнение. И он разрешил ему пожить в нашем королевстве. А потом он начал ухаживать за нашей Эльзой...

ЭЛЬЗА (равнодушно): Папа, не надо. Мы с ним просто трахались. Вот и всё.

ШАРЛЕМАНЬ: Пожалуйста, не говори так. Хотя бы при госте.

ЭЛЬЗА (так же равнодушно): А срать я на вас всех хотела. Пожалуйста, передайте масло.

ЛАНЦЕЛОТ (передавая маслёнку): Прости, детка, но надо быть непробиваемой дурой, чтобы заниматься этим без резинки.

ЭЛЬЗА: Я рассчитывала залететь. Тогда бы этот урод на мне женился.

ЛАНЦЕЛОТ: Наивняк! Кто ж сейчас женится по залёту?

ШАРЛЕМАНЬ: Но ведь по законам королевства, отец ребёнка обязан взять в супруги его мать. Мы бы всё устроили. И девочка была бы замужем. Конечно, это был бы не самый лучший муж для Эльзы...

ЛАНЦЕЛОТ: Да этот парень бы сделал отсюда ноги на следующий день после свадьбы!

ШАРЛЕМАНЬ: Во всяком случае, девочка была бы официально замужем.

ЛАНЦЕЛОТ: Н-да, сложновато выскочить замуж с такой-то рожей... (спохватываясь, Эльзе): Извини, детка, не хотел.

ЭЛЬЗА (всё так же равнодушно): Потому я с ним и спала. Лучше такой муж, чем никакого. С моей рожей нормальный мужик мне не светил.

ЛАНЦЕЛОТ: А, кстати, кто был этот парень?

ШАРЛЕМАНЬ: Он представлялся как герр Шнайдер, визажист...

ЛАНЦЕЛОТ: Здрааасьте! Это же Храбрый Портняжка. Вот, значит, как оно получилось... Допрыгался чувак. Где он только подхватил эту гадость?

ШАРЛЕМАНЬ (осторожно): Господин дракон говорил мне, что этот тип... (переходит на неразборчивый шёпот).

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да. Он на такие дела мастак. Задок у него раздатенький. Ну, значит, от случайного партнёра. Я всегда ему говорил, не трахайся с кем попало... А откуда об этом знает господин дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Согласно законам королевства, прежде чем испепелить преступника, господин дракон проводит тщательный допрос с пристрастием...

ЛАНЦЕЛОТ: Что-о?! Он убил Портняжку?!

ШАРЛЕМАНЬ: Ну конечно. Ведь он же заразил Эльзу СПИДом.

ЛАНЦЕЛОТ: Он убил Портняжку... (решительно): Чудовищно. Просто чудовищно. У меня, признаться, ещё были кой-какие сомнения, следует ли связываться с вашим господином драконом. Но теперь это уже вопрос корпоративной этики. Иначе меня не поймут коллеги. Я собираюсь вызвать его на бой. И будьте спокойны, я его убью.

ШАРЛЕМАНЬ (помолчав, с тяжёлым вздохом): Видимо, я ничего не понимаю в людях. Вы сначала показались мне симпатичным человеком. (Пауза.) Впрочем, будь по-вашему. Я обязан вам сообщить, что вы имеете законное право на поединок.

ЛАНЦЕЛОТ: Законное право? Очень интересно.

ШАРЛЕМАНЬ: У меня хранится документ, подписанный господином драконом триста восемьдесят два года назад. Этот документ не отменен. Там стоит подпись: "Дракон".

ЛАНЦЕЛОТ: Так-так-так.

ШАРЛЕМАНЬ: Всякий вызвавший дракона - в безопасности до дня боя, написано там и подтверждено клятвой. И день боя назначает не дракон, а вызвавший его, - так сказано в документе и подтверждено клятвой. А весь город должен помогать тому, кто вызовет дракона, и никто не будет наказан, - это тоже подтверждается клятвой...

ЛАНЦЕЛОТ: Всё-таки ваш дракон - редкостный кретин. Я, конечно, понимаю, столько лет на одном месте, можно расслабиться... но чтобы так подставляться?

ШАРЛЕМАНЬ (сдерживаясь): Господин дракон в молодости опасался чрезмерно прельститься властью и начать творить беззаконие...

ЛАНЦЕЛОТ: Вот так? Миленько, чудненько. Как я люблю эти старые, добрые, замшелые предрассудки! Они удивительно облегчают жизнь героя. Значит, устроим разборку завтра.

ШАРЛЕМАНЬ: Но... Нет, вы не понимаете. Драться с драконом сейчас - это совершенно невозможно... А как же свадьба? Господин дракон будет занят вашим поединком, и не успеет жениться на Эльзе... И Эльза умрёт вот так... Нет, нет, умоляю вас, не делайте этого.

ЛАНЦЕЛОТ: Что?! Какая ещё свадьба?!

ШАРЛЕМАНЬ (торопливо): Понимаете, у нас, если вы поняли, строгие нравы... Моя Эльза... она скоро... ну, вы понимаете. И если она умрёт опозоренной... это будет неправильно.

ЛАНЦЕЛОТ: Что значит опозоренной?

ШАРЛЕМАНЬ: Ну вот. Сначала мы не понимали вас. А теперь вы не понимаете нас. Видите ли, Эльза, по мнению общества... повела себя безнравственно. И теперь наша семья, извините, опозорена в глазах всего нашего королевства. Это, знаете ли, очень тягостно. Смею заметить, что в нашем роду было два генерала, четыре священнослужителя, один художник, довольно известный в нашем королевстве, и один помощник главного казначея...

ЛАНЦЕЛОТ: Какая-то дремучая чушь. Какие генералы? Какие художники? При чём тут всё это?

ШАРЛЕМАНЬ: Вот и я говорю, что совершенно не при чём. И господин дракон того же мнения. Не стоит портить добрую репутацию семьи из-за... неразумных действий моей дочери. Тем более, что...

ЛАНЦЕЛОТ (поучающим тоном): Чушь какая-то. Её личная жизнь - это её личное дело. Никто не имеет права вмешиваться в частные дела жизнь свободного человека. Впрочем, у вас же здесь тоталитарный режим...

ШАРЛЕМАНЬ (торопливо): Никто и не вмешивается, но это всё-таки очень плохо, когда в хорошей семье случается вот такое. Женщина должна быть замужней, понимаете? И господин дракон любезно согласился жениться на Эльзе. Разумеется, это всё чисто номинально, вы же понимаете. То есть это символический жест, не более того... Но всё-таки - о жене господина дракона дурно говорить не принято. Таким образом, вопрос будет закрыт, а честь Эльзы - спасена.

ЭЛЬЗА (впервые за всё время разговора с чувством): Дерьмо. Какое же везде дерьмо.

ШАРЛЕМАНЬ: Пожалуйста, не говори так. Тем более, при посторонних. К тому же ты всё-таки сама во всём виновата.

ЭЛЬЗА: В чём я виновата, папаша? В том, что меня никто не брал замуж? Потому что ты, папаша, женился на этой лахудре, моей маменьке?

ШАРЛЕМАНЬ (твёрдо): Прекрати, Эльза! Твоя мать была не красавицей, но мы очень любили друг друга. (обращаясь к Ланцелоту, неловко): Извините её, пожалуйста. Всё это... так некстати. Вам, наверное, тягостно смотреть на эту чужую жизнь...

ЭЛЬЗА (беря себя в руки): Ладно. Извини, папа. Извините (неохотно кивает Ланцелоту).

ШАРЛЕМАНЬ: Да, да, пожалуйста, простите нас. Просто... видите ли...

ЛАНЦЕЛОТ (решительно): Хватит комплексов. Значит, это чудище собирается жениться на вашей дочери?

ШАРЛЕМАНЬ (с искренним возмущением): Милостивый господин, выбирайте выражения! Как вы можете называть чудищем незнакомого вам человека или существо...

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извини, мужик. Давай толком. Часто он оказывает услуги по спасению репутации? В смысле бракосочетаний?

ШАРЛЕМАНЬ (успокаиваясь): Ну что вы. Кажется, такое было всего один раз. Господин дракон сочетался браком с вдовой первого канцлера королевства...

ЛАНЦЕЛОТ (с интересом): А зачем?

ШАРЛЕМАНЬ: Ходили слухи, что она отравила своего мужа.

ЛАНЦЕЛОТ: А что, она его таки отравила?

ШАРЛЕМАНЬ (решительно): О супругах господина дракона не принято говорить дурно. Если господин дракон взял её в жёны, значит, она была достойна его доверия. Господин дракон в этих вопросах никогда не ошибается. Его репутация безупречна.

ЛАНЦЕЛОТ: И когда это было?

ШАРЛЕМАНЬ: Сто двадцать четыре года назад. Но добрые дела...

ЛАНЦЕЛОТ: ... не забываются. Слышал, слышал. Я тоже собираюсь совершить доброе дело. Которое вы тут не скоро забудете. Так я надеюсь, дракон явится на поединок?

ШАРЛЕМАНЬ (сдерживаясь, холодно): Господин дракон всегда держит своё слово.

ЛАНЦЕЛОТ: Мало ли что... Такие твари обычно только на словах молодцы. А когда дело доходит до конкретной разборки...

ШАРЛЕМАНЬ (кричит): Это возмутительно! Вы же обещали не оскорблять при мне господина дракона! Вы...

ЛАНЦЕЛОТ (злобно): Да прекрати ты свои истерики, папаша! Только этого нам тут не хватало! (берёт себя в руки): Ладно-ладно, извиняюсь. Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извиняюсь, правда, извиняюсь. Так вот, для начала мне надо повидаться с господином драконом. Побазарить о том, о сём. Надо же обговорить дельце... Перетереть по понятиям, как говорят в одном сказочном королевстве.

Раздается все нарастающий свист, шум, вой, рев. Стекла дрожат. Зарево вспыхивает за окнами.

КОТ (со вздохом): А вот и господин дракон. Легок на помине...

Вой и свист внезапно обрываются. Громкий стук в дверь.

ШАРЛЕМАНЬ: Войдите!

Входит богато одетый лакей.

ЛАКЕЙ. К вам господин дракон.

ШАРЛЕМАНЬ: Милости просим.

Лакей широко распахивает дверь. Пауза. И вот не спеша в комнату входит пожилой, но крепкий, моложавый, белобрысый человек, с солдатской выправкой. Волосы ежиком. Он широко улыбается. Вообще обращение его, несмотря на грубоватость, не лишено некоторой приятности. Он глуховат.

ЧЕЛОВЕК: Здорово, ребята. Эльза, здравствуй, крошка. А у вас гость. Кто это?

ШАРЛЕМАНЬ: Это странник, прохожий.

ЧЕЛОВЕК: Как? Рапортуй громко, отчетливо, по-солдатски.

ШАРЛЕМАНЬ: Это странник!

ЧЕЛОВЕК: Не цыган?

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Это очень милый человек.

ЧЕЛОВЕК: А?

ШАРЛЕМАНЬ: Милый человек!

ЧЕЛОВЕК: Хорошо. Странник! Что ты не смотришь на меня? Чего ты уставился на дверь?

ЛАНЦЕЛОТ: Я жду, когда войдет дракон.

ЧЕЛОВЕК: Ха-ха! Я - дракон.

ЛАНЦЕЛОТ: Вы? А мне говорили, что у вас три головы, когти, огромный рост!

ДРАКОН: Я сегодня попросту, без чинов.

ШАРЛЕМАНЬ: Господин дракон так давно живет среди людей, что иногда сам превращается в человека и заходит к нам в гости по-дружески.

ДРАКОН: Да. Мы воистину друзья, дорогой Шарлемань. Каждому из вас я даже более чем просто друг. Я друг вашего детства. Мало того, я друг детства вашего отца, деда, прадеда. Я помню вашего прапрадеда в коротеньких штанишках. Эльза!

ЭЛЬЗА: Да, господин дракон.

ДРАКОН: Дай лапку.

Эльза отворачивается.

ДРАКОН (неожиданно серьёзно): Дочка, я всё прекрасно понимаю. Но надо держать лицо. У нас завтра свадьба. Люди будут смотреть. Ну-ка, давай ещё раз попробуем. Дай лапку!

Эльза протягивает руку Дракону.

ДРАКОН: Молодец, девочка. (фривольно): Плутовка. Шалунья. Какая теплая лапка. (Нормальным тоном): Мордочку выше! Улыбайся! Так. Ты чего, прохожий? А?

ЛАНЦЕЛОТ (с подчёркнутой иронией в голосе): Любуюсь.

ДРАКОН (тем же тоном): Молодец. Четко отвечаешь. Любуйся. У нас попросту, приезжий. По-солдатски. Раз, два, горе не беда! Ешь!

ЛАНЦЕЛОТ: Спасибо, я сыт.

ДРАКОН: Ничего, ешь. Зачем приехал?

ЛАНЦЕЛОТ: По делам.

ДРАКОН: А?

ЛАНЦЕЛОТ: По делам.

ДРАКОН: А по каким? Ну, говори. А? Может, я и помогу тебе. Зачем ты приехал сюда?

ЛАНЦЕЛОТ: Да вот, искал работёнку, а работёнка сама меня нашла. Кое с кем разобраться.

ДРАКОН: Громче!

ШАРЛЕМАНЬ (возмущённо): Вы же говорили, что не будете! Вы же...

ЭЛЬЗА (раздосадовано): Нет, нет! Он шутит! У него, козла, шутки такие.

ДРАКОН: Чего?

ЛАНЦЕЛОТ (нагло): Это я про тебя. Я вызываю тебя на бой.

ДРАКОН: Вот как? Хорошо же.

Делает легкое движение плечами и вдруг поразительно меняется. Новая голова появляется у Дракона на плечах. Старая исчезает бесследно. Серьезный, сдержанный, высоколобый, узколицый, седеющий блондин стоит перед Ланцелотом.

ЛАНЦЕЛОТ: Ещё что за чихня? Где дракон?

КОТ: У господина дракона три головы. Он их меняет, когда пожелает.

ДРАКОН: (голос его изменился так же, как лицо. Негромко. Суховато). Ваше имя Ланцелот?

ЛАНЦЕЛОТ: Да.

ДРАКОН: Вы потомок известного странствующего рыцаря Ланцелота?

ЛАНЦЕЛОТ: Это мой дальний родственник.

ДРАКОН: Значит, не потомок. Имя выбрано, скорее всего, из престижных соображений. Впрочем, Ланцелот Озёрный в конечном итоге оказался не очень хорошим рыцарем...

ЛАНЦЕЛОТ (нагло): Значит, так. Ты убил моего коллегу, Храброго Портняжку. Кроме того, ты...

ДРАКОН (брезгливо): Я никого не убивал. Я казнил мерзавца, который...

ЛАНЦЕЛОТ: Знаю-знаю. Между нами, девочками - Портняжка действительно был той ещё швалью. Но это мой коллега. Ничего личного.

ДРАКОН: Принимаю ваш вызов. Придётся вас уничтожить.

ЛАНЦЕЛОТ: Уничтожить? Испугал попа мудями. Ты ещё не знаешь, как серьёзно ты попал...

ДРАКОН: Подумайте вот над чем. Весь город будет смотреть на вас с ужасом и обрадуется вашей смерти. Вам предстоит бесславная гибель. Понимаете?

ЛАНЦЕЛОТ (брезгливо): Да срать я хотел, как эти местные будут на меня смотреть!

ДРАКОН: Вы - недостойный противник.

ЛАНЦЕЛОТ: Премного благодарен. А теперь давай поговорим насчёт боя...

ДРАКОН: Поэтому я не буду воевать с вами всерьез.

ЛАНЦЕЛОТ: Что?

ДРАКОН: Это значит, что я убью вас немедленно. Сейчас. Здесь.

ЛАНЦЕЛОТ (опешив): Стоп-стоп-стоп! Так не делается! Это не по правилам... И к тому же я безоружен!

ДРАКОН (язвительно): А вы хотите, чтобы я дал вам время вооружиться? Нет. Я ведь сказал, что не буду воевать с вами всерьез. Я нападу на вас внезапно, сейчас... Эльза, принесите метелку!

ЭЛЬЗА: Зачем?

ДРАКОН: Я сейчас испепелю этого человека, а вы выметете его пепел.

ЭЛЬЗА: Может, лучше на улице?

ЛАНЦЕЛОТ (храбрясь): Трус!

ДРАКОН: Я не знаю, что такое страх. В том числе - и страх показаться трусом. Особенно в глазах тех, кого не уважаешь. Эльза!

ЭЛЬЗА: Ладно, сейчас принесу.

ЛАНЦЕЛОТ (искательно): Дай мне сроку до завтра. Я найду себе оружие, и мы встретимся на поле.

ДРАКОН: А зачем?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну как же... Чтобы народ не подумал, что вы трусите.

ДРАКОН (иронически): Только что вам было безразлично мнение этого самого народа... Но не беспокойтесь. Народ ничего не узнает. Эти двое будут молчать. Вы умрете сейчас храбро, тихо и бесславно.

ЛАНЦЕЛОТ (собравшись с мыслями): Погоди, старик, ты сначала меня послушай. Во-первых, я не Портняжка. Я известная личность с отличной репутацией. И если со мной что-нибудь случится, ты не представляешь себе международный резонанс... Ваше поганое королевство просто замочат. (Уверенно:) Старик, если выяснится, что ты тут беспредельничаешь, ты не представляешь, что здесь будет. Просто не представляешь. Тебя просто сомнут. Ты был хорош в своё время, но против стратегических бомбардировщиков ты не потянешь.

ДРАКОН: Я знаю, что такое стратегические бомбардировщики. Но вряд ли они прилетят сюда из-за такого, как вы.

ЛАНЦЕЛОТ: Не, ты и в самом деле не понимаешь современных реалий.

ДРАКОН: Возможно. Я несколько старомоден. Эльза, где совок?

ЛАНЦЕЛОТ (быстро): Подожди. Подожди. Выслушай меня всё-таки. Дело совсем не во мне. Просто убийство странствующего рыцаря приравнивается Мировым Сообществом к убийству независимого журналиста. За это полагается гуманитарная бомбардировка.

ДРАКОН (задумчиво): О журналистах я что-то слышал. Кажется, это что-то вроде цыган.

ЛАНЦЕЛОТ (быстро): В общем, да. Строго между нами - у меня тоже с ними постоянно проблемы. Они совершенно по-уродски освещают мою деятельность. Но всё-таки ты имей в виду: если Портняжку тебе спустили, то меня - уже нет. Ты понимаешь, что такое гуманитарная бомбардировка?

ДРАКОН: С вашей стороны это блеф.

ЛАНЦЕЛОТ: А если нет? Ты серьёзно рискуешь не только своей задницей, но и всем своим королевством. К тому же - ты ведь в своё время подписал всякие документы на ту тему, что всякий вызвавший дракона - в безопасности до дня боя... И день боя назначает не дракон, а вызвавший его. А весь город должен помогать тому, кто вызовет дракона, и никто не будет наказан. Было дело?

ДРАКОН: Я совсем забыл об этом... Кажется, я старею. Начинаю забывать о своих глупостях. Но слово надо держать. Вы вправе вызвать меня на бой, хотя это и очень противно. Когда вы желаете это сделать?

ЛАНЦЕЛОТ: Завтра.

ДРАКОН: Что ж, придется подраться. (Зевает). Да откровенно говоря, я не жалею об этом, я тут не так давно разработал очень любопытный удар лапой эн в икс направлении. Попробуем его на теле.

Уходит, не прощаясь.

ШАРЛЕМАНЬ (подавленно): Время позднее... Пора спать.

ЭЛЬЗА (равнодушно): Правда, шёл бы ты, мужик... И без тебя тошно.

ЛАНЦЕЛОТ: Всё-всё-всё, ухожу. Тем более, мне сейчас придётся побегать. Всем спок ночи, спасибо за гостеприимство. (В дверях) Не, точно говорю, этот кызел ещё не понял, как он попал.

Уходит.

ЭЛЬЗА: Пап, а что, если этот поц действительно замочит нашего дра-дра?

ШАРЛЕМАНЬ (рассеянно): Не выражайся так, пожалуйста... Ну конечно, нет. Всё кончится хорошо. Четыреста лет у нас всё было хорошо - неужели сейчас что-то изменится? Нет, нет. Пойдём.

Уходят.

КОТ (тянется, зевает, устраиваясь поудобнее): Мрр... Всё-таки сбегаю завтра на площадь, разузнаю новости. Что-то у меня на душе неспокойно.

1   2